Среда, 8 декабря, 2021
ГлавнаяРазноеДефицитные галоши и «мандатная» кожа: мода после революции 1917 года

Дефицитные галоши и «мандатная» кожа: мода после революции 1917 года

Цей матеріал також доступний українською
Знакомьтесь: художник по костюмам, исследователь моды Елена Калмыкова.  Она — в красной косынке, белой блузке и кожаной юбке. В общем, в образе рабфаковки.
  • Модная история

Не случайно: речь ведь пойдет о моде первых послереволюционных лет и двадцатых годов прошлого столетия. Любопытнейшие тенденции, скажу я вам. Напомню лишь, что все происходящее — это еще одна страничка проекта «Хранители времени онлайн», о котором мы не раз писали.

Мне бы галоши и две пары носков

Итак, грянула на головы наших пращуров революция, сразу наметившая путь (мы же о моде!) избавления человечества от всяческих маленьких мещанских радостей, в том числе и в одежде. А с одеждой — все очень плохо. Потому как все очень и очень скверно с экономикой, а с легкой промышленностью — вообще крах. Шо делать?

— Одним из трендов послереволюционной эпохи становятся галоши. Они необходимы всем. А поставок каучука нет. Посему получилась такая тенденция: поначалу галоши решили считать чем-то вроде пережитка (как любой дефицит, который ценили люди). Потом, когда был создан искусственный каучук, «резиновые дифирамбы» так и полились со всех плакатов и страниц газет, — говорит Елена, приводя в пример известную агитку Маяковского: «безгалошные люди, покупайте галоши!».

Мода первых революционных лет исключительно утилитарна. Все шьется-перешивается из чего угодно. Старая одежда перелицовывается. Продается-перепродается-обменивается на рынках одежда, сшитая из одеял, штор, реквизированных ряс священнослужителей, флагов, всего, что попалось (и счастье еще, если попалось) под руку, даже полотенец и старых простыней.

Еще примета времени: новая власть выдавала отобранную у буржуев одежду по специальным ордерам. Размеры часто не совпадали, но до таких ли «мелочей», если вообще нечего носить и элементарно холодно? Получить подобный ордер было делом непростым, а при его получении приходилось и выбирать между чьим-то костюм или ношеным пальто.

— И вот сидит академик, между делом пишет заявление в комиссию по улучшению быта ученых: «Прошу мне выдать ордер на получение двух пар носков», — приводит пример Елена Калмыкова.

Кожаная куртка лучше любого мандата

Совершенно отдельная «модная тема» тех времен — кожанки. Собственно, именно кожаная куртка и стала главным трендом тех времен. Особенно — для партийно-советской номенклатуры.

Кожаная куртка комиссара П. Фалалеева

— Кожанками в годы гражданской войны стали именовать кожаные куртки. Откуда взялась такая мода? Это была ликвидированная форменная одежда летчиков и шоферов времен Первой мировой войны (помощь Антанты), которая превратилась в символ революционной моды. Павел Корчагин в романе «Как закалялась сталь» просит Риту: «Дай мне свою куртку, она лучше любого мандата», — рассказывает Елена.

Кожаная мода размывала и гендерные границы: девушки коротко стриглись и тоже носили кожаные куртки. И становились похожи на мужчин. Помните «Собачье сердце», когда профессор Преображенский интересуется у одного из непрошеных гостей: «Во-первых, вы мужчина или женщина?»…

Кадр из фильма «Собачье сердце»

Огонь революции и гражданской войны, смерть, кровь, голод и страдания стал так четко ассоциироваться с одеждой из кожи, что и сама кожа со временем «отошла», чтобы хотя бы «внешне» не напоминать о муках и кошмаре.

Шляпа, очки, часы и портфель? Значит, буржуй!

Вообще же, если говорить о тенденциях, то и задолго до НЭПа, и в период НЭПа, и после него, какая бы одежда не пропагандировалась новой эпохой, на деле всегда было расслоение.

 

— Тот же Маяковский, со своими «окноростовскими» агитками и «побольше ситчику моим комсомолкам» доставал себе шелковые галстуки и тончайшие духи для любимой женщины … И если обобщить, то получается вот что: официально у нас — агитация полного бытового аскетизма, пролетариату никакая мода не нужна. А  голове и на сердце — мечта о французских духах, — рассказывает наша «рабфаковка», демонстрируя фото многочисленных плакатов тех времен с «бесполыми советскими женщинами — строителями коммунизма».

Не «в чести» были и шляпа, очки, часы и портфель. Официальный пролетарский аскетизм отрицал все эти буржуйские приметы. В кепке? Наш человек. В шляпе — контра, буржуй (отсюда, кстати, и пошло презрительно-хамское «а еще в шляпе»). Все это не просто не приветствовалось в первые послереволюционные годы. Елена Калмыкова приводит в качестве примера отрывок из воспоминаний Буденного, когда его «братки», не умеющие читать и, следовательно, не разобравшиеся в предъявленных мандатах, чуть не поставили к стенке двух членов ВЦИК. Те были очень «подозрительно одеты» — в шляпах и пальто.

А зачем нашему человеку часы, это наследие прошлого, эта «тикающая плоская глупость»? Рабочий просыпается по заводскому гудку, крестьянин  — по солнцу…

Мечта о шанхайских барсах

— Во второй половине двадцатых годов тенденции моды существенно меняются. Собственно, она, по сути, разрешается. Как-то уже становится понятно, что никакая революция не способна «выдавить» из женщины женщину. Впрочем, красиво одеваться хотелось и мужчинам. Сходят на нет идеалы «внеполых непонятностей». Женщины красят губы, вглядываются в героинь иностранных фильмов. Пусть сколько угодно высмеивается Эллочка Людоедка в «12 стульях». Но заполучить шкурку «шанхайского барса» даже из зайца, чтобы украсить новый наряд, пусть даже сшитый из толстовки мужа — это примета времени, это еще одна тенденция моды. Купить нечто эдакое по рабкредиту — значит, повезло. О шубе мечтает каждая женщина. Мех — это шикарно, это принадлежность к высшей касте. Из чего угодно, лишь бы шуба! В моду входит рукоделие, — продолжает свою «модную историю» Елена Калмыкова.

 

 

 

 

 

 

 

 

В моде вышитое нижнее белье. Мех+лаковые туфли+брошь+перманент — вот она, формула женского «модного» счастья.

По всей стране трудятся кустарные мастерские. В Одессе, как известно, процветает «контрабанда с Малой Арнаутской», на прилавках появляются (ах!) журналы мод. Налаживается промышленность, появляются дома мод. Революционный конструктивизм уходит в прошлое.

1926 год

 

 

Наступала совсем иная эпоха нашей моды. Но и ее век будет недолог: опаленная огнем мода революции скоро сменится полымем Второй мировой…

Мария Котова

Фото автора и из открытых источников

Ранее опубликовано: Как подобрать кардиган женщине элегантного возраста

Читайте также:

Новое на сайте