No menu items!
Пятница, 30 июля, 2021
ГлавнаяОбщество"Не могу жить в раю, когда на родине страдают"

«Не могу жить в раю, когда на родине страдают»

Коренная жительница Донбасса Александра Стародубцева вернулась из благополучной Америки, потому что поняла: вышивать рушники и картины она может только на любимой родине… Пока живу — надеюсь… В доме Стародубцевой, над кроватью, висит огромный семплер – картина, на которой собраны все известные мастерице техники создания прекрасного. Среди различных узоров, прошв и кружев, которые старшие традиционно передают […]

Коренная жительница Донбасса Александра Стародубцева вернулась из благополучной Америки, потому что поняла: вышивать рушники и картины она может только на любимой родине…

Пока живу — надеюсь…

В доме Стародубцевой, над кроватью, висит огромный семплер – картина, на которой собраны все известные мастерице техники создания прекрасного. Среди различных узоров, прошв и кружев, которые старшие традиционно передают следующему поколению, вышиты слова, ставшие девизом 75-летней Александры Михайловны: Dum spiro spero (Пока живу – надеюсь).

— Я почти не помню своего отца. В детской памяти остался светлый момент, как отец входит в дверь в нашем доме (хутор Пшеничный на Луганщине) после службы. Но уже через несколько месяцев началась война. С фронта он не вернулся, — рассказывает Александра Михайловна, показывая свое «генеалогическое древо».

На стене — фотографии дедушки с бабушкой, а также ушедших из жизни родителей и близких, а на рушнике вышиты слова «Чорнобривців»:
«Як на ті чорнобривці погляну,
Бачу матір стареньку…»

Мастерица считает, что те, кого нет с нами, должны быть в сердце и под рушниками. На другом – праздничном – рушнике Александра Михайловна вышила символы мироздания. В ее понимании ни один узор в народной традиции не придуман просто так: круглые символизируют зарождение, устремленные вверх — начало жизни.

Скучала в эмиграции

На семплере мастерица разместила 16 различных техник, которыми владеет сама и которые хотела бы передать потомкамКвартира Александры Михайловны похожа на картинную галерею: на стенах висят удивительной красоты вышитые холсты.

Это все обычный «крестик», хотя кажется, что они нарисованы, — рассказывает пенсионерка. — А свой первый «крестик» я сделала в четыре года, когда бабушка показала мне элементарные узоры. С иглой я не расставалась всю жизнь, но большинство своих работ я создала будучи на пенсии.

В творчестве Александры Стародубцевой нашли отражение и важные семейные события. Трогательная скрипка с розой: история восхождения по музыкальному Олимпу старшей дочери Инны. Когда у пятилетней девочки обнаружился абсолютный слух, в 10 лет ее из Луганской глубинки забрали в престижный музыкальный интернат для одаренных детей. Потом — консерватория и первая скрипка в оркестре. Чуть позже – маленькие жители Квебека, которых Инна учит чувствовать инструмент и музыку.

А вот эта картина о Венеции – для младшей дочки Милы. Она с детства мечтала о путешествиях, изучала иностранные языки. Став студенткой, стала часто ездить по разным странам переводчицей, познакомилась со своей второй половинкой. Сейчас они живут в Вашингтоне. Я тоже три года прожила с ними, но поняла, что не могу без родной Украины. Вот эта картина, на которой изображено одинокое дерево, как раз о ностальгии и моей жизни в эмиграции, — как настоящий экскурсовод рассказывает о своей коллекции Александра Михайловна.

Рядом с работами мастерицы нашли место и… красиво оформленные стихи. А автор этих строк — Арнольд Гуренко, сын Стародубцевой. Он очень интересный и разносторонний человек. Чего только стоит увлечение байком: в седле своего мотоцикла Арнольд объездил всю Европу, о его турне писали украинские и зарубежные СМИ. А работает он психиатром – лечит особенных детей в интернате в селе Парасковиевка.

На память для внука и внучки

Американскую внучку крестили в рубашке, вышитой украинской бабушкойОсобая экспозиция – для любимых внуков. Старший Иван уехал из Украины в пять лет, но пообещал бабушке, что никогда не забудет родной язык. И, действительно, свободно владея английским, французским и испанским, с бабушкой он говорит исключительно на украинском.

— А с Сашенькой, которой всего три года, я «вижусь» только по Скайпу. И хотя она не говорит со мной по-украински, все понимает. Для нее я сделала и передала в Америку 20 кукол-мотанок, которые испокон веков делали бабушки и мамы своим малышам, вышила и крестильную рубашку. Есть у меня и особое приданное для внучки: я пишу рукописный журнал, в котором рассказываю о самых известных женщинах-славянках. И начала вышивать их портреты: уже готовы портреты Леси Украинки и Екатерины Бакуниной (первой лицейской любви Пушкина, ставшей потом художницей. – Авт.). Планирую сделать 20 таких картин. И очень надеюсь, что моя американская внучка обязательно прочтет это на нашем языке, — показывает уникальный подарок бабушка.

Александра Михайловна ни на минуту не забывает и о других детях — украинских солдатах, которые участвуют в военных действиях на Донбассе. Мастерица каждую неделю пишет письма на передовую:

«Дорогие мои дети! Как я хочу простереть руки над вами и защитить вас от врагов! Как я хочу хоть чем-то помочь вам, но я уже такая старая, что силы остались только на слова. Деточки мои родные, спасибо вам за то, что вы даете возможность остаться живыми и малым детям, и старикам. Знайте, что вы проливаете свою кровь за нашу святую землю, лучше которой нет во всем мире…»

Лидия Кващенко.
Фото автора

Новое на сайте