No menu items!
Понедельник, 18 октября, 2021
ГлавнаяРазноеНовые правила захоронения: слухи и как на самом деле

Новые правила захоронения: слухи и как на самом деле

Страшные слухи обычно находят крайне мало подтверждений, но есть много желающих их повторять. Якобы кому-то не выдали тело родственника, а кому-то разрешили хоронить только в закрытом гробу или в мешке. Сколько правды в этих историях? Как на самом деле обстоят дела, рассказал судебно-медицинский эксперт, заведующий отделом Одесского областного бюро судебно-медицинской экспертизы Борис Яворский.     […]

Страшные слухи обычно находят крайне мало подтверждений, но есть много желающих их повторять. Якобы кому-то не выдали тело родственника, а кому-то разрешили хоронить только в закрытом гробу или в мешке. Сколько правды в этих историях? Как на самом деле обстоят дела, рассказал судебно-медицинский эксперт, заведующий отделом Одесского областного бюро судебно-медицинской экспертизы Борис Яворский.

     

Не закон, а рекомендации

Документ, регулирующий сегодня захоронение в условиях ковид-эпидемии, – это «Временные рекомендации в отношении безопасного обращения с телами умерших лиц с подозрением или подтверждением коронавирусной болезни», утвержденные в августе Постановлением Главного санитарного врача Украины №44.

Самое важное слово здесь – «рекомендации». Ведь с юридической точки зрения рекомендации тем и отличаются от закона, приказа или должностной инструкции, что за их неисполнение никто ответственности не несет. Иными словами, главный санитарный врач дал гражданам ряд добрых советов и понадеялся на наше с вами благоразумие.

    

Что изменилось?

На самом деле половина этих «коронавирусных» мер – довольно странная выдумка. Например, пункт об органах местного самоуправления, которые должны собирать паспортные данные всех лиц, присутствовавших на похоронах. Очевидно, что у местного самоуправления нет для этого ни бюджета, ни людей, ни законного права.

Другая же половина рекомендаций указывает на те средства безопасности, которые судмедэксперты и патологоанатомы использовали в ежедневной практике и до нынешней эпидемии: маски, перчатки, водостойкие халаты.

Отдельно рекомендуется обработка тел умерших от коронавируса дезинфицирующим раствором. В связи с этим закономерными представляются вопросы: каким именно раствором? И чем процедура отличается от обычной обработки тел? Выясняется, что практически ничем.

– Тела, претерпевшие патологоанатомическое или судебно-медицинское исследование (вскрытие), загрязнены различными биологическими жидкостями, – поясняет Борис Яворский. – И эти тела всегда тщательно моются. Никому не придет в голову выдать родным тело, забрызганное кровью.

Состав дезинфицирующего раствора также оставлен на усмотрение граждан.

– Но обычное моющее средство, обычное мыло оказывается достаточно эффективным в случае коронавируса, – говорит эксперт. – Как правило, используются еще и дополнительные дезсредства. То есть покойник явно не опасен.

     

«Плотно закрытый гроб» и «пакеты-мешки»

Герметичные «пакеты-мешки» при внимательном прочтении рекомендаций оказываются нужными только в случаях «чрезмерного образования жидкости». Да и тогда тело не должно, а только «может быть помещено» в пакет-мешок. Образование жидкости – тоже не особо страшная примета «коронавирусных» умерших, а обычное житейское дело.

– Жидкость действительно может просачиваться из тканей тела в случае отечности или пролежней незадолго до смерти, – замечает судмедэксперт. – Или же если процесс разложения зашел достаточно далеко.

Отдельный пункт рекомендаций советует «хоронить и кремировать в плотно закрытом гробу». Учитывая, что в открытых гробах у нас и раньше хоронить людей было не принято, не совсем понятно, как это трактовать.

– Этот пункт можно трактовать как угодно, – соглашается Борис Яворский. – Разумная трактовка может состоять в том, что после прощания крышка гроба должна быть не только плотно прикрыта, но и привинчена. Просто во избежание эксцессов с телом при транспортировке и опускании в могилу. Но конкретный момент, в который нужно произвести «плотное закрытие» гроба, нигде не регламентирован.

В рекомендациях МОЗ также несколько раз упоминаются «стандартные меры безопасности» и обеззараживание тела. Но, к несчастью, нет никаких разъяснений, как проводить обеззараживание.

– В распоряжении же судебных медиков есть только одна стандартная процедура, предусмотренная нормативно-правовой документацией, – поясняет Борис Яворский. – Это правила международной перевозки трупов, которые как раз из соображений эпидемиологической безопасности предписывают бальзамировать тело 40-процентным раствором формалина. Эту процедуру нам и остается реализовать: она чрезмерна, но уж точно эффективна. Более серьезная мера перестраховки от заражения – разве что просто сжечь тело.

    

Что действительно опасно?

Чтобы окончательно развеять пустые страхи, напомним: любые похороны или кремация стоят денег. И взять эти расходы на свой счет не рвутся ни больницы, ни морги, ни местные власти. Да и помешать вам попрощаться с ушедшим близким человеком медики не имеют ни права, ни возможности.

– Сложившиеся у нас законодательство и практика похорон таковы, что после проведения всех положенных процедур тело выдается родным покойного для захоронения, – напоминает Борис Яворский. – Мы соблюдаем положенные меры безопасности в стенах своих учреждений, а дальше – не наше дело. Сколько людей придет на похороны, будут ли они целовать покойного, увезут ли в родной двор для прощания – медики не имеют возможности это контролировать. Мы обязаны только изложить рекомендации по безопасности.

Кстати, ни полицейских, ни контролеров из местного самоуправления при выдаче «коронавирусных» тел родным и на похоронах не наблюдается.

– А вот вероятность заразиться от кого-либо из присутствующих на похоронах я оцениваю как намного большую, чем опасность заражения от покойного, – говорит Яворский. – Целуемый лоб покойника представляет опасность не как собственно источник инфекции, а как «аэродром подскока» для вирусов от других скорбящих.

     

Как бороться с перегибами?

По мнению медиков, означенные рекомендации частью слишком общие, а частью невыполнимы. В итоге каждый регион самостоятельно придумывает, как выкручиваться.

– Как правило, чем ближе к центрам цивилизации, тем выше стремление к выполнению рекомендаций, – делится наблюдениями судмедэксперт. – Например, в нашей областной инфекционной больнице выполняется все, за исключением разве что наблюдателей от органов самоуправления. Но по мере продвижения от областных больниц к районным мы, скорее всего, будем наблюдать все более небрежное отношение к рекомендациям.

Важно также иметь в виду, что и у судебно-медицинской службы, и у больниц есть много документов, в которых регламентированы вопросы, касающиеся подобных ситуаций. То есть «коронавирусные» рекомендации не отменяют того, на чем всегда строилась наша эпидемиологическая безопасность.

– Были слухи, что в районных больницах пытались хоронить независимо от родственников умерших. В случаях вроде сибирской язвы так и положено делать, но коронавирусная инфекция явно не предусматривает настолько параноидального отношения. Попытки не выдавать тела – единичные. Но колорит этих историй так ярок, что очень способствует распространению слухов с кучей причудливых подробностей.

На вопрос о том, что делать, если именно ваш случай оказался таким единичным и местный самодур не позволяет провести нормальные похороны, эксперт отвечает просто:

– Распечатать с соответствующего сайта рекомендации МОЗ и главного санитарного врача и с этими документами на руках прояснять ситуацию. А если не поможет, то вызывать патрульную полицию, так как налицо нарушение ваших прав, гарантированных Законом Украины «О погребении».

Тая Найденко

Новое на сайте