No menu items!
Пятница, 3 декабря, 2021
ГлавнаяОбществоНобелевская лауреатка с украинскими корнями о политике, «сверхидеях» и человеческих судьбах

Нобелевская лауреатка с украинскими корнями о политике, «сверхидеях» и человеческих судьбах

В октябре 2015 года впервые после распада СССР, присудили Нобелевскую премию по литературе русскоязычному писателю. Ею стала белорусская писательница и журналист Светлана Алексиевич. Формулировка премии — «За многоголосое звучание ее прозы и увековечивание страдания и мужества». Алексиевич родилась в 1948 году в Ивано-Франковске в семье военнослужащего. После демобилизации отца из армии семья переехала в Белоруссию. […]

В октябре 2015 года впервые после распада СССР, присудили Нобелевскую премию по литературе русскоязычному писателю. Ею стала белорусская писательница и журналист Светлана Алексиевич. Формулировка премии — «За многоголосое звучание ее прозы и увековечивание страдания и мужества».

Алексиевич родилась в 1948 году в Ивано-Франковске в семье военнослужащего. После демобилизации отца из армии семья переехала в Белоруссию. Свои первые книги писательница издала еще в советский период. Но знают ее больше на Западе. Тематика творчества Алексиевич – Вторая Мировая война, Афганистан, Чернобыль, переломные девяностые. События писательница передает сквозь призму судеб обычных людей. Долгий период писательница на жила заграницей. Сейчас вернулась в Беларусь. По словам Алексиевич, власти делают вид, что ее нет, а Президент Александр Лукашенко даже не поздравил.

… о возвращении на Родину

Я вернулась домой, потому что должна слышать наших людей. Я – человек уха. Мои книги живут услышанным, рассказанным, живут непосредственным общением с нашими людьми. Власть делает вид, что меня нет, что я не вернулась.

… о Путине и Лукашенко

Я не верю ни Путину, ни Лукашенко. В наших краях политикам нельзя верить, тем более таким тоталитарным. Мы видим, что есть переодетые российские военные в Украине. А Путин смотрит в лицо мира и говорит, что там их нет. Он говорил, что их не было и в Крыму. Тот, кто декларирует тезис «Мы не Европа», крадет у нас будущее, крадет историческое время. Я не знаю, чего они хотят. Чтобы мы валялись под забором истории?

… о правде

Некоторые газеты и в Беларуси пишут, что я ненавижу не только власть, но и народ. Я думаю, никто не любит правду. Я говорю то, что думаю. Я люблю русский народ, я люблю белорусский народ, мои родственники со стороны отца были белорусы, мой любимый дедушка. И вообще в четвертом поколении я сельский учитель. Моя бабушка и моя мать — украинки. Я очень люблю Украину. И когда я недавно была на Майдане и видела фотографии «Небесной сотни», я стояла и плакала. Это тоже моя земля.

… о российских СМИ

То, что говорят сегодня журналисты российских СМИ – их просто надо судить за это. Что они говорят о Европе, о Донбассе, об украинцах. Но дело не только в этом, а в том, что народ хочет это слышать. Мы можем говорить сегодня о коллективном Путине, потому что Путин в каждом русском сидит»…

… о России

Люди не поняли, что произошло. Я ездила по России, видела, что написано на автомобилях: «Обама – чмо», «Поднялся бы Сталин». Едет человек на немецком «Mercedes», а у него написано: «На Берлин. Читаешь – и приходишь в ужас. Мы имеем дело с русским национализмом, который весьма опасен. Мне очень жаль, что он поражает и талантливых людей, как тот же Захар Прилепин (современный российский писатель – примечание редакции). Даже страшновато разговаривать с людьми. Они только и твердят «крымнаш», «донбасснаш» и «Одессу несправедливо подарили».

Талантливые люди, но неизвестно куда их заведет национализм, чем это все закончится.

… о Сталине

Мы виноваты, что спрятали прошлое. Сами боимся его. (Сталина – ред.) Табу! Не проговорили, не рассказали всю правду. Я несколько лет жила в Германии и видела, как немцы без конца говорят о своей катастрофе (о Гитлере – ред.). Из поколения в поколение. Когда я работала над книгой «Время секонд хэнд», то с удивлением обнаружила, как много еще в нашей жизни Сталина. Наша жизнь — это сталинская машина, она работает по его чертежам. В 37-м перед расстрелом многие умирали с именем Сталина. Магия великой идеи. Бедный и страшный «красный человек» (персонаж книг Алексиевич – ред.). Мы с ним выросли. «Красный человек» не инопланетянин. Это наши родители, знакомые, друзья. Соскрести с себя эту шкуру непросто. Мы все сидели у телевизоров и смотрели на Майдан. Вот оно прошлое, которое не желает уходить…

Книги Светланы Алексиевич:

«У войны не женское лицо»;
«Последние свидетели»;
«Цинковые мальчики»;
«Чернобыльская молитва»;
«Время секонд хэнд»;
«Зачарованные смертью»

По материалам tvrain.ru, sverigesradio.se, vedomosti.ru, slon.ru, izvestia.ru, meduza.io, theoryandpractice.ru, bolshoi.by. 

Новое на сайте