Долина Центр
Самое популярное

«Бриллиантовая рука»: ядерный взрыв и таинственный «мордюк»

26 авг. 2018 09:58 | №34 0 126 0

В этом году любимая всеми комедия Леонида Гайдая «Бриллиантовая рука» отмечает полувековой юбилей. Картина стала лидером советского кинопроката и вошла в пятерку лучших фильмов за всю историю советского кино. Ее посмотрели более 76 миллионов зрителей.

    

Сын Никулина обиделся на Миронова

Первое название фильма было «Контрабандисты». Его сюжет основывался на реальных событиях: сценарист фильма Яков Костюковский прочел в газете «За рубежом» рассказ о том, как швейцарские контрабандисты  пытались провезти драгоценности в гипсе. Главным героем фильма должен был стать «простой советский человек» Семен Павлик. Но фамилия вызывала у руководства какие-то странные ассоциации, и героя переименовали сначала в Тимошкина, а перед выходом фильма — в Горбункова.

Фразу «Шуба подождет!», которую героиня Нины Гребешковой произносит в интервью радиорепортеру, она придумала сама. Таким образом актриса отомстила мужу — Леониду Гайдаю. Дело в том, что на киностудию «Мосфильм» выделили две «Волги», и Гайдай купил одну из них, расплатившись деньгами, которые откладывали на шубу для жены. Кстати, в фильме есть и еще одна «личная» фраза, которую Гребешкова в жизни часто повторяла Гайдаю: «Ты такой доверчивый!» В сценарии этих слов не было, но режиссер вложил их в уста героини, которую играла его супруга.

Сначала на пароходе герои должны были петь «Песню про зайцев», а «Остров невезения» хотели вообще выбросить из картины, так как он не понравился худсовету. Однако Миронов блестяще исполнил песню про дикарей на пробах и Гайдай настоял, чтобы ее обязательно включили в фильм. И буквально перед самым выходом картины «заячью тему» заменили на «Остров невезения». Ну, а «Песня про зайцев» перекочевала в сцену в ресторане, чтобы, по словам режиссера, «немного разбавить пафос».

Мальчика, который «шел по воде», сыграл сын Никулина Максим. Сцена долго не получалась — Максим, ожидая удара, падал в воду раньше, чем Миронов успевал ударить его. Тогда Гайдай сказал мальчику, что сценарий изменили и Миронов просто пробежит мимо. Максим расслабился, наклонился за удочкой — и получил ощутимый удар в пятую точку. Дубль вышел блестяще, а Максим обиженно закричал: «Дядя Андрей, что же вы так!». Кстати говоря, Миронов сыграл эту сцену настолько достоверно, что на крики его героя: «Спасите! Помогите! Мамочка-а-а!» примчался настоящий катер со спасателями.

    

«Абракадабру» придумали Каневский и Гайдай

Все «восточные» сцены фильма снимались в советском Баку. Эпизод, в котором герой Никулина падает, поскользнувшись на арбузной корке, снять никак не удавалось. Сначала под ноги герою бросали банановую кожуру, но падение не получалось, и ее заменили на арбузную корку. Но и это не помогло — Никулин никак не мог попасть ногой в арбуз. Тогда «мастер-класс» показал Леонид Каневский — он правильно поскользнулся и очень артистично грохнулся на мостовую. Правда, на пленке видны только его ноги. А вот у Миронова сцена падения получилась с первого дубля.

Язык, на котором переругиваются восточные «аптекари» в ожидании контрабандиста Геши, был придуман Каневским и Гайдаем и представлял собой полнейшую абракадабру. Несмотря на это, «авторам» удалось зашифровать в нем несколько личных посланий. Например, слово «мордюк», которое часто звучит в эпизоде, появилось  после того как Гайдай поскандалил с Нонной Мордюковой. Таким образом он отомстил строптивой актрисе. Еще одна фраза — «березина команит» была придумана Каневским: в то время он ухаживал за своей будущей женой, фамилия которой была Березина.

    

Как бывалый режиссер на хитрость пошел

Когда снимали рыбалку на Черных камнях, температура воды опустилась ниже восьми градусов. Сделали несколько дублей, во время которых Папанову пришлось плавать в ледяной воде. Но оператор случайно «запорол» лучший дубль, и тогда замерзший Анатолий Папанов, высунувшись из воды, рявкнул на него: «Идиот, тьфу!». Этот эпизод попал на пленку случайно, но Гайдаю он так понравился, что режиссер включил его в картину.

В заключительных кадрах фильма, когда его героя краном опускают в катер, Никулин получил травму — крюк подъемного крана сильно ударил наклонившегося актера по затылку. И хотя этой сцены в сценарии не было и все вышло спонтанно, Гайдай решил ее не выбрасывать. На пленке этого не видно, но удар оказался очень сильным и у актера еще долго болела голова. Несмотря на это, Никулин доиграл сцену до конца.

Перед тем как показывать фильм комиссии Госкино, Гайдай пошел на хитрость. Он прекрасно понимал, что его заставят что-то вырезать, а что-то изменить. И тогда режиссер в конце фильма добавил ядерный взрыв на море и заявил, что согласен вырезать любую сцену, кроме этой. На вопрос, при чем здесь взрыв, Гайдай ответил: «Неужели вы забыли о сложнейшей международной обстановке? Империализм размахивает ядерной дубиной!». Расчет режиссера оправдался. Чиновники долго уговаривали его, и в конце концов пообещали: «Если отрежете ядерный взрыв, пусть все ваши бутылки и мини-бикини остаются».


Пароход имени любимого поэта

Гайдай настолько любил творчество Михаила Светлова, что придумал назвать киношный пароход его именем. Настоящее название судна было «Победа», но режиссер уговорил капитана на один день переименовать судно. Название переписали даже на спасательных кругах. Начальник морфлота, узнав, что пароход «Михаил Светлов» в его ведомстве не числится, распорядился исправить упущение — первый же спущенный на воду новый морской лайнер был назван в честь поэта.

Добавить комментарий

Добавить комментарий

Соблюдайте правила комментирования. При несоблюдении, Вы можете быть забанены.

Если Вам надоело каждый раз вводить капчу – потратьте один раз две минуты и станьте полноправным участником соцсети "На пенсии", а главное комментируйте, без всякой капчи, сколько хотите.

Loading...
Загрузка