Самое популярное

Пенсия за линией фронта

22 мая 2017 09:03 | №20 0 2060 0

О том, как живут украинские пенсионеры на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей, газета «На пенсии» рассказывала не один раз. Накануне майских праздников, мне снова удалось пообщаться с некоторыми жителями города Донецка. Это знакомые мне люди пенсионного возраста, которые живут в разных районах города: кто-то – в более спокойных, кто-то – на окраине, ближе к линии боевых действий. Говорили мы в основном о пенсиях. Для большинства пенсионеров Донецка – это самый наболевший вопрос. Безусловно, эти беседы не дают полной картины о жизни дончан, но определенные выводы о том, как живут донецкие пенсионеры, сделать можно.

Вера Константиновна, 57 лет

Пенсионерка живет одна. Пенсию получает минимальную. Сейчас в Донецке это 2600 рублей (около 1200 гривен). Раньше пенсия была еще меньше – около 2000 рублей, но в том году немного добавили. При выплате местных пенсий в непризнанной республике, как и раньше, за 1 гривню дают 2 российских рубля (официальный курс НБУ – 100 рублей равны примерно 46 гривням).

«Гуманитарку», к которой привыкли за последнее время, получать перестали. Говорят, что вместо гуманитарной помощи в исполкоме теперь можно оформить дополнительное пособие в размере 700 рублей. Деньги будто-бы из России. Получается своего рода «монетизация льгот».

Вера Константиновна сетует, что пенсию она оформляла и в Украине, но в апреле ей деньги не начислили. Оказалось, что вступили в действие новые правила: если пенсионер не пересекал линию разграничения более 60 дней, то есть два месяца не появлялся на подконтрольной Украине территории, то выплату пенсии останавливают. При том, что в марте женщина ездила получать новое пенсионное удостоверение, выплату все равно остановили – видимо, данные пришли с опозданием. Так что Пасху пришлось отмечать скромно. Но, по традиции, и пасок напекла, и всенощную службу в церкви отстояла. Благо, в Пасхальную ночь отменили комендантский час, который в Донецке действует до сих пор.

Анатолий Михалович, 66 лет

Пенсионер тоже начал свой рассказ с того, что украинская сторона прекратила пенсионные выплаты. Недавно они с женой ездили на подконтрольную Украине территорию и все переоформили, но результата пока никакого.

– Люди мучаются, едут – а там «закручивают гайки», придумывают новые ограничения, – жалуется Анатолий Михайлович

Сам он – инвалид І-й группы, имеет 25 лет льготного стажа по Списку №2. Пенсия – 3500 рублей (в Донецке) и 1700 гривен (на подконтрольной территории). У жены - около 40 лет медицинского стажа и примерно такая же пенсия.

Живут пенсионеры вместе с сыном и невесткой, которые работают на заводе.

– У «молодежи» сейчас в работе большие перебои, соответственно и с зарплатой все плохо, – резюмирует Анатолий Михайлович.

Елена Ивановна, 60 лет.

Пенсионерка живет вдвоем с 70-летним мужем-пенсионером, который много лет работал на шахте. Она тоже жалуется, что подолгу не может переоформить пенсионные выплаты – полгода не могли ничего сделать. Дело сдвинулось с мертвой точки только после звонка на «Урядовую горячую линию». Тем не менее, снова пришлось ехать в соседнюю область и проходить очередную проверку, но задолженность выплатили. В апреле деньги опять не пришли…

– У нас все хорошо, пока не бомбят. Пасху отметили достойно – и это тоже хорошо, лишь бы мир был, – говорит Елена Ивановна. – Но если бы местные власти пенсии не платили, мы бы умерли с голоду.

Антонина Юрьевна, 69 лет

Женщина вообще долгое время не могла получить свою пенсию, заработанную в мирное время. Но призналась, что недавно все-таки смогла все оформить должным образом, и государство выплатило ей пенсию за три прошедших года, то есть за все время, с момента начала АТО. Не отказывается она при этом и от пенсии, которую платят в Донецке.

Светлана Сергеевна, 70 лет.

Женщина уже много лет получает пенсию, оформленную в России. Говорит, что так выгоднее. Муж был военным, много лет жил и служил на территории Российской Федерации. В итоге, после смерти мужа пенсию по потере кормильца Светлана Сергеевна оформила в России. Сын пенсионерки ездит в Россию и по доверенности получает деньги.

Впрочем, пенсионерка рассказывает, что у сына с работой пока не ладится и он перебивается временными заработками. Он по образованию юрист и до войны работал в суде, но теперь вынужден заниматься в основном ремонтом автомобилей, ведь найти в Донецке постоянную работу с хорошей зарплатой сложно.

Степан Петрович и Зинаида Ивановна, 69 и 65 лет.

Пенсионеры живут на окраине Донецка. Ночью почти никогда не бывает тихо, хотя уже и не так слышно, как раньше. Бывало, что снаряды долетали и до их улицы, но сейчас если и стреляют, то достаточно далеко от их микрорайона.

Украинскую пенсию супруги не переоформляли, то есть уже три года ни копейки от государства не получают. По словам пенсионеров, на данный момент украинская сторона, по сути, «задолжала» им уже около 180 тыс. гривен. И если супруги так и не переоформят пенсию на подконтрольной Украине территории, то эти деньги так и останутся на замороженных счетах, то есть – уйдут в пользу государства.

Сейчас супруги получают только ту пенсию, которую им платят «республиканцы». У Зинаиды Ивановны пенсия минимальная, а Степан Петрович получает, по донецким меркам, очень приличную пенсию – около 8000 рублей.

У Степана Петровича и Зинаиды Ивановны двое взрослых сыновей. Один живет вместе с родителями и работает в шахте. Но, как известно, шахты в Донецке сейчас все чаще простаивают, а зарплату задерживают или платят лишь ее незначительную часть. Второй сын служит в так называемом «ополчении». Раньше он работал на заводе, а когда началась АТО, то завод остановился. Поначалу ездил на заработки на подконтрольную территорию, подрабатывал на стройках под Киевом. Но со временем ездить стало все сложнее. В итоге, мужчина вернулся в Донецк и, чтобы прокормить жену и дочку, пошел служить. О его нынешней жизни родственники знают теперь крайне мало и вообще боятся об этом говорить.

Людмила Павловна, 59 лет

Женщина живет в районе железнодорожного вокзала, окрестности которого не раз попадали под обстрелы. В нескольких километрах находится Донецкий аэропорт (точнее – то, что от него осталось). В 2015 году снаряд попал в соседнюю квартиру. Чудом обошлось без жертв. В феврале нынешнего года достаточно далекий от линии разграничения район снова попал под обстрелы. Впрочем, такие события не заставили Людмилу Павловну поменять место жительства – пенсионерка уповает на судьбу. Да и уехать особо некуда. В период сильных обстрелов несколько недель женщина гостила у знакомых в соседней Макеевке.

Пенсию оформила несколько лет назад. Сейчас получает минималку – 2600 рублей.

На подконтрольной Украине территории Людмила Павловна пенсию не оформляла. По ее словам, «пыталась, но что-то не получилось».

– Пока еще есть возможность, подрабатываю. Потому и есть за что жить, – не теряет оптимизма Людмила Павловна.


К слову, донецкие власти ничего не имеют против двойного назначения пенсий. Заявляют, что украинскую пенсию люди заработали, а то, что выплачивает Пенсионный фонд так называемой «ДНР», фактически является «материальной помощью». В свою очередь, и в украинском правительстве заявляют, что Донбасс – это Украина. Но механизма выплаты пенсии (доставки средств) для тех, кто живет на неподконтрольной территории, на данный момент нет. Украинская власть заявляет: «Приезжайте, и мы вам все заплатим». Только приезжать нужно все чаще, а делать это пенсионерам становится все труднее.

P.S. Все имена в статье изменены.

Добавить комментарий

Добавить комментарий

Соблюдайте правила комментирования. При несоблюдении, Вы можете быть забанены.

Если Вам надоело каждый раз вводить капчу – потратьте один раз две минуты и станьте полноправным участником соцсети "На пенсии", а главное комментируйте, без всякой капчи, сколько хотите.

Loading...
Загрузка