Самое популярное

"Я бы и сейчас могла работать..."

17 июня 2014 15:11 | №2 0 370 0

Эти слова сказала 102-летняя Евгения Бодо нашему журналисту. Глядя на эту миниатюрную и миловидную женщину, просто невозможно поверить что недавно ей исполнилось 102 года. За свою долгую жизнь Евгения Джиовановна Бодо прошла, по ее собственному выражению, «огонь и воду».

Ей выпало пережить две мировые войны, репрессии 30-х годов, День Победы, хрущевскую оттепель и много других горестей и радостей, которыми наполнена жизнь каждого человека. Мы поинтересовались, в чем же секрет ее долголетия и несокрушимого жизнелюбия? 

«Обычная история» одесской итальянки

Маленькая Женя появилась на свет в Одессе в 1911 году, в «чисто одесской смешанной семье», как пояснила именинница. Отец — бухгалтер Джиовани Бодо — бывший итальянский подданный и мама — Зинаида Бодо, гречанка по происхождению, которая очень рано умерла, осиротив трех дочек.
Старшим ребенком в семье была Евгения. После смерти матери девочкам пришлось несладко: когда в 1914 грянула первая мировая война — отца забрали на фронт, а малышек поместили в приют. Только спустя несколько лет у Бодо-старшего появилась возможность забрать их оттуда.

Юность Жени тоже была не из легких, впрочем, вполне «в духе времени», когда ценились рабочие руки и умение легко и радостно переживать все невзгоды, выпавшие на долю строителей новой жизни. После окончания фабзавуча (школа фабрично-заводского ученичества для подростков при предприятии, которая существовала в СССР с 1920 по 1940 годы — прим.авт.), Евгения в 14 лет попала на джутовую фабрику, где трудилась тяжело и много. Но молодость есть молодость и даже в фабричном цехе можно умудриться быть счастливой, тем более, когда в тебе играет итальянский темперамент.

В 18 лет Женя влюбилась в своего будущего мужа - Сергея Добронравова. Он был секретарем горкома и часто выступал на фабрике с лекциями. Вот в это время между молодыми людьми и вспыхнули чувства, которым, к сожалению, не суждено было продлиться долго. В конце 30-х годов Сергея арестовали по доносу, он был объявлен врагом народа, несколько лет провел в тюрьме и, незадолго до начала Великой Отечественной войны, умер. Когда случилась эта трагедия, у Жени на руках уже было двое малышей — Юрий и Татьяна, а грянувшая война не позволила погрузиться в личное горе — нужно было выжить самой и сберечь детей.

О тяготах эвакуации, проведенной в Ростове-на-Дону (они переехали туда еще до ареста мужа — он был направлен на партийную работу), Евгения Дживановна вспоминать не любит, да и что там вспоминать: «Жила как все, прошла, как говорится «огонь и воду».

Был момент, чуть не погибла, но не от бомбежек и голода — перевернула на себя горящий примус и вспыхнула как факел. Так что «прохождение огня» — это без преувеличений. Кстати, от неминуемой смерти тогда Женю спас врач-немец - давал лекарства из аптечки, ведь в оккупированном Ростове найти хоть какие-то медикаменты было нереально.

Уже после окончания войны, папа - Джиовани Бодо пожалел находившуюся в отчаянном положении дочь: приехал за ней и внуками в Ростов, и все вместе они вернулись в родную Одессу.

Смысл жизни — в детях

Дальнейшая жизнь Евгении Дживановны была полностью подчинена интересам детей — надо было дать им образование, помочь встать на ноги. С этой задачей еще совсем молодая по нынешним меркам женщина с блеском справилась — оба ребенка окончили вузы, устроились на хорошую работу, обзавелись семьями. Период, когда они «выпорхнули» из родительского гнезда, Евгения Джиовановна помнит хорошо — это был единственный момент, когда она загрустила.

Это случилось в один год, в 1959-м Таня уехала на Север, а Юра женился, - вспоминает женщина.

На вопрос, пыталась ли она устроить свою личную жизнь, Евгения Джиовановна отрицательно качает головой:

- Выходить замуж во второй раз — неприлично, что скажут дети. Да и душа ни к кому не лежала. Первая любовь - единственная, на всю жизнь...

Зато другой своей любви — к детям - она посвятила всю себя, со свойственной ее характеру энергичностью и страстностью.

- Люблю вспоминать время, проведенное на дачном участке на Каролино-Бугазе, уже на пенсии. Каждое лето мне туда привозили внуков, оставляли на меня и соседских детишек. До сих пор вижу их лица, - улыбается старушка.

Кстати, у Евгении Джиовановны трое внуков, шесть правнуков и уже четверо праправнуков. А секрет ее долголетия, как считает сама 102-летняя именинница, заключается в неунывающем и веселом характере и умении трудиться. К тому же, она всегда вела здоровый образ жизни: никогда не курила, к алкоголю была равнодушна. Так что, несмотря на почтенный возраст, на здоровье одесситка не жалуется:

- Ничего у меня не болит, даже сама удивляюсь — я бы и сейчас могла работать.

И действительно, Евгения Джиовановна без посторонней помощи передвигается по квартире и даже старается хлопотать по хозяйству: например, может помыть посуду. Впрочем, такой необходимости нет — о женщине заботятся родственники.

На вопрос, довольна ли она тем, как сложилась ее жизнь, Евгения Джиовановна ответила:

- Все пролетело - и плохое и хорошее, и я ни о чем не жалею. Значит, жизнь прошла удачно.

«Родственников за границей — нет»

В ходе разговора с Евгенией Джиовановной, она несколько раз подчеркивала, что родственников за границей у нее нет. Видимо, на протяжении всего «советского» периода, ей неоднократно приходилось отвечать на этот вопрос. И даже спустя полвека вдова «врага народа» не может забыть об этом.

Фото: Елены Чайковской и из личного альбома Евгении Бодо

Добавить комментарий

Добавить комментарий

Соблюдайте правила комментирования. При несоблюдении, Вы можете быть забанены.

Если Вам надоело каждый раз вводить капчу – потратьте один раз две минуты и станьте полноправным участником соцсети "На пенсии", а главное комментируйте, без всякой капчи, сколько хотите.

Loading...
Загрузка